Офисное пространство Пономарева Махинатор нашел применение для очередного «процессуального трюка»

В конце текущей недели президиум Мосгорсуда собирается изучить жалобу адвокатов
Константина Пономарева. Они намерены оспорить законность проведения обыска в
квартире подзащитного, чтобы, очевидно, получить основания для освобождения
клиента. Однако Фемида в очередной раз столкнутся с «процессуальным трюком»
в исполнении команды обвиняемого.

Пономарев известен многочисленными тяжбами с крупными иностранными и российскими
компаниями,а заодно и с Федеральной налоговой службой. Он был арестован в начале
июня прошлого года и подозревается в мошенничестве в особо крупном размере,
масштабном уклонении от уплаты налогов, заведомо ложных доносе и показаниях.

Ранее правоохранители провели серию обысков у обвиняемого, на чем и решила
сосредоточиться защита Пономарева.

Она настаивает на незаконности следственных действий в квартире клиента,
ссылаясь на то, что там тогда был офис адвоката Павла Казареза. Жалоба строится
на том, что такие помещения должны обыскиваться согласно статье 450.1 УПК
«Особенности производства обыска, осмотра и выемки в отношении адвоката».

Упомянутый юрист действительно сотрудничает с Пономаревым, в частности,
представляя его интересы в конфликтах с ИКЕА, «Кубаньэнерго, «Главстроем-СПб»
Олега Дерипаски. Теперь адвокат скрывается в Лондоне, что выглядит с его стороне
разумно, ведь Казареза во время разбирательства с кубанскими энергетиками поймали
на фиктивном документообороте. Тот был нужен Пономареву для выбивания из компании
пятимиллиардной компенсации. Похоже, в случае с обыском происходит столь же
фиктивное обращение бумажек.

Ведь сторона Пономарева предъявляет суду некий краткосрочный договор аренды
между адвокатом и клиентом. Однако во время обыска никаких соглашений, аналогичных
ему, следователи не видели. Равно как и соответствующей вывески на двери. Более
того, квартира Пономарева в момент следственных действий являлась частным жильем
и не имела арендных обременений. На это указывают данные Росреестра, выписка из
домовой книги, информация управляющей компании.

Эксперты называют манипуляцию с краткосрочным договором «процессуальным трюком»,
направленным на то, чтобы оспорить законность обыска, а далее выводов следствия
и основания для приговора. То есть Пономарев может получить хорошие шансы на
освобождение.

Примечательно, что юристы обвиняемого не первый раз содействуют ему вне арбитражных
стен. Про Казареза мы уже рассказали, теперь очередь Максима Загорского.

Этот адвокат, уже находящийся под домашним арестом, по версии следствия, участвовал
в подкупе двух свидетелей (они получили $20 тыс. и $50 тыс.), чьи показания
Пономарев использовал в споре с ИКЕА. Также Загорский зарегистрировал клиента
в своем доме в деревне Аносино Смоленской области. Этот «переезд» был нужен
Пономареву, чтобы в местно районном суде успешно завершить тяжбы с Федеральной
налоговой службой, ИКЕА и «КубаньЭнерго». Впоследствии Пономарев потерпел неудачу
по всем пунктам, но на том, местном уровне все у него получалось.

Еще один переезд Пономарев совершал уже самостоятельно, когда перебирался из
столицы в Подмосковье, стараясь запутать ФНС, обнаружившей у него крупнейшую
неуплату налогов.

В итоге, как теперь уже ясно, злоумышленник окончательно запутался и угодил за
решетку. Пожалуй, ему на самом деле стоило заниматься сдачей квартиры в аренду,
а не арбитражным террором.

Павел СЕРГЕЕВ