В Островском районе пенсионерка доживает свой век без света и отопления

Интересный материал о том как в Островском районе чиновники оставили пенсионера Путинцева
и его вдову без светлого будущего опубликовало издание «Российская газета«.

В целях объективного освещения мы полностью скопировали данный материал с сайта
издания «Российская газета» автором которого являются Анна Скудаева и Юрий Снегирев.
Пунктуация и орфография авторов сохранена.

Пенсионер Виктор Иванович Путинцев писал письмо в нашу редакцию при коптилке.
Вот уже 7 лет, как его дом отключен от электроэнергии. Письмо на тетрадном
листке мы получили в пятницу. Корреспондент был на месте в понедельник.

Но наш читатель умер в воскресенье, так и не увидев света в конце тоннеля.

Добраться до деревни Марково — целое приключение. Нет, поначалу до дома-музея
Островского в усадьбе Щелыково дорога еще ничего. А вот дальше как по стиральной
доске после взрыва в прачечной. И до автобуса пять километров. Но ходит он два раза
в неделю по вторникам и пятницам, и то только в один конец, до райцентра. Такой хитрый
маршрут. Обратно извольте на частнике, 800 рублей.

И ведь не сказать, что сусанинская глушь. Экскурсанты толпятся. Школьников возят,
когда по программе «Грозу» проходят. Санаторий со своей газовой котельной. Но в
Маркове — дрова. А в доме пенсионера Путинцева в распределительном щитке осы свили
гнездо. Из источника света ржавая керосиновая лампа времен культа личности. Как же
так получилось? На дворе XXI век, а в доме ни телевизора, ни холодильника, ни воды?
Я не говорю уже о сотовом телефоне.

Нина Юрьевна схоронила мужа на местном кладбище. Съездила в райцентр, получила в
собесе матпомощь — 7 тысяч и купила гроб с веночком. Крест сколотил сосед.

Вместе с Виктором Ивановичем они прожили 32 года. Путинцев переехал в Костромскую
область из Майкопа. Нина Юрьевна — из соседнего Заволжска. Когда сын пошел служить
на флот, продала квартиру, чтобы посылки посылать, и переехала к Виктору Ивановичу
в Марково. Взрослая дочь вышла замуж и живет в подмосковном Щелкове.

Жили они не тужили. Дом им колхоз построил. На окраине села, зато из пеноблоков.
С камином! Да еще баньку срубил. Ну и свет, конечно, провел. Путинцев работал на
пилораме. Делали мебельную фурнитуру. Хорошо зарабатывал. Потом вышли старики на
пенсию. Каждый получил по 9 тысяч с копейками. Да еще огород. Так что на жизнь
не жаловались.

Беда пришла откуда не ждали. Колхоз имени А.Н. Островского приказал долго жить.
Колхозникам на их паи дали по две телки, барашков и кусок земли, которая вся быльем
поросла. Путинцеву на его пай выпал каменный дом. Вроде все справедливо. Но правление
колхоза загадочным образом сгорело. Говорят, мужики водку пили и окурок не затушили.

Хотя мог быть и поджог. Сколько недовольных при дележке коллективной
собственности бывает!

Так что все документы на дом превратились в пепел. Раньше дом принадлежал хозяйству.
И за свет Виктор Иванович платил колхозу. Раз в месяц приходил колхозный инспектор
и сверял приборы. Ему деньги и отдавали. А потом инспектор с семьей перебрался на
Украину. Тут бы Путинцеву забеспокоиться. Но хата его была с краю. Жил как все.
Но за свет не платил. Некому было.

Я в доме у вдовы. Сидим на веранде. Холодрыга. Темнеет. На столе детективы.
Нина Юрьевна разжигает керосиновую лампу.

Беда пришла откуда не ждали. Колхоз имени А.Н. Островского приказал долго жить
— Вечерами садились вокруг лампы и читали. Или вот приемник слушали, когда
батарейки были…

Китайский приемник, где вместо антенны кусок проволоки, ловит только Радио Иваново.
Батарейки приносили мальчишки. Использованные от игрушек. Они еще полдня могли
ловить волну.

Заходим в горницу. В тусклом свете лампы два телевизора из середины прошлого века.
Мертвый холодильник. Закопченный потолок.

— Эта штука так коптит, что каждую неделю стены отмываю, — вздыхает Нина Юрьевна.

… Семь лет назад в Марково пожаловала инспекция из самой Костромы. Искали
утечки электричества. И обнаружили избушку на окраине деревни, которой на плане
не было. Лестница, кусачки, штраф. 13 512 рублей и 92 копейки Путинцев тут же
оплатил. И стал ждать, когда его дом опять подключат к электроснабжению. Напрасно!
В районе ему сказали, что дом не имеет адреса. Что лицевого счета нет.
И что пенсионеры проживают там незаконно.

Надо сказать, что в этих словах есть доля истины. Путинцевы, прожив вместе
32 года, так и не зарегистрировались.

— Да все некогда было. А потом до ЗАГСа добираться на перекладных.
Тяжело, — вздыхает Нина Юрьевна.

Когда она продала квартиру в Заволжске, то нужна была прописка. Сосед «сжалился»
и за 500 рублей в месяц зарегистрировал ее у себя. Потом она задолжала, и сосед
оставил в качестве залога паспорт. Долг вырос до 5 тысяч рублей. Участковый
только махнул рукой:

— Все равно не докажешь, что он паспорт забрал. Легче новый сделать!

А это поездка в соседнюю область. Хлопоты, расходы. Ну его!

То самое письмо на листке ученической тетрадки. Пенсионер от волнения перепутал
век. Следует читать не 1912-й, а 2012 год. Фото: Юрий Снегирев

А если копнуть глубже, то и хоронить Нина Юрьевна супруга не могла. Чужая она
ему по документам. Да и батюшка, указав перстом, где рыть могилу, тоже не имел
на то права. Ни документов, ни разрешений на место захоронения у Нины Юрьевны нет.

А уж как она пенсию без паспорта получает — загадка. Даже когда умер Виктор Иванович,
никто, кроме соседей, в дом не пришел. Ни фельдшер, ни участковый. Справку о смерти
выдали со слов бедной вдовы. Винить этих людей я не могу. Я бы сам пожалел бедную
женщину. Это же сколько мороки, а денег сколько уйдет, чтобы везти тело на вскрытие?

У Нины Юрьевны нет пальцев на обеих ногах. Четыре года назад их ампутировали.
Ходить больно, но надо. И за водой, и в магазин. Но инвалидность она не получила.

— Это же надо на комиссию ездить каждый год. Доказывать, что пальцы не выросли.
Тяжело мне.

— Нина Юрьевна, у вас взрослые дети. Дочь-то знает, какая беда с вами случилась?

— Нет. Я ей не звонила. Телефона у меня нет, а к соседям обращаться совестно.
Это же межгород!

— Возьмите телефон! Диктуйте номер!

— Нет, нет… Чем она может мне помочь? Похороны прошли. Соседи помогли и обмыть,
и в гроб уложить. Поминки организовали. А что она приедет? Только работу бросать.
А у нее дети. Нет, нет. Спасибо!

— А внуков-то когда видели?

— Лет семь назад к ним ездила. Большие они стали, наверное.

— Ну что же вы так!

…После того как редакция занялась этим делом и пошли звонки по инстанциям, в
Марково приехала бригада энергетиков. Установили, что физическая возможность
подключения есть. И пожалели вдову. Сказали, что подключить можно прямо сейчас.
И стоить это подключение будет 500 рублей в месяц. Но если приедет инспектор,
то штраф — от 10 тысяч рублей. А они здесь ни при чем.

— Устала я, — говорит Нина Юрьевна. — Лучше уж без света, чем сражаться с
чиновниками. Судиться, ездить туда-сюда. Оставили бы меня в покое. Я и с лампой проживу.

— А холодильник? А вода?

— За водой хожу к соседскому колодцу. Минут 25 один конец. А продукты покупаю
ровно на один день. Да и много ли мне надо? Раз в месяц с пенсии курочку отварю.
А так крупы да макароны.

— Вам администрация предлагала переехать…

— Да куда я поеду? Здесь и огород, и муж мой лежит. Умру я на новом месте.
От тоски. Сердцем чую…

Неужели нельзя помочь одинокой женщине? Это я к вам обращаюсь, господа чиновники.
Мы все понимаем, что жить без паспорта и прописки в современной России не
рекомендуется. Что дом должен быть поставлен на кадастровый учет. Что без
лицевого счета нельзя подключить ток. Но здесь случай особый. Почему бы не
прятаться за букву закона, а помочь пенсионерке получить паспорт, обратиться
в суд, выиграть дело и стать настоящей хозяйкой избушки на окраине деревни?
Тем более что на это жилище никто не претендует. Я бы объявил сбор средств
на адвоката, но у Нины Юрьевны нет даже сберегательной книжки, не то что
банковской карты. Давайте помогать людям. А то зачем вы нужны?

Что ответили чиновники

Нет договора — не будет света

Сергей Пушкарев, начальник департамента реализации электрической энергии
ПАО «Костромская сбытовая компания»:

— Между В.И. Путинцевым и ПАО «Костромская сбытовая компания» договор
электроснабжения никогда не заключался. Строение в деревне Марково в качестве
жилого дома не зарегистрировано, право собственности на него также не зарегистрировано.

Электроснабжение указанного строения никогда не осуществлялось. Путинцев В.И.
в адрес ПАО «Костромская сбытовая компания» за заключением договора электроснабжения
не обращался. Соответственно, лицевой счет не открывался, начисления за электроэнергию
не производились. Заключение договора электроснабжения возможно при наличии
технологического присоединения к сетям сетевой организации, которая должна
оценить возможности технологического присоединения. Информация о
вышеуказанном адресе доведена до филиала ПАО «МРСК Центра»
— «Костромаэнерго».

Все по закону

Татьяна Орлова, глава администрации Адищевского сельского поселения Островского
муниципального района Костромской области:

— Я лично выезжала на место в деревню Марково. Со слов Нины Юрьевны, у нее была
регистрация в городе Заволжске Ивановской области. Но мы выяснили, что сейчас
она там снята с регистрационного учета. К Нине Юрьевне выезжал соцработник.

Мы предложили ей как малоимущей встать на учет в качестве нуждающейся в
предоставлении жилья. В деревне Марково — 40 домохозяйств, 93 жителя. В этой
деревне у нас свободного муниципального жилья нет, но есть жилье в Адищеве и на
станции Ивашево — в 16-квартирном доме с центральным отоплением. Однако от
предложенного жилья Нина Юрьевна отказалась. Она сказала, что хочет остаться
в этом доме, и все, что ей нужно, — это помощь в подключении электричества.

Проблема в том, что дом в надлежащем порядке не зарегистрирован. Почему за
столько лет жители не озаботились оформлением необходимых документов, я не
знаю. Но без документов провести электричество в эту постройку закон не позволяет.

Ситуация осложняется тем, что во время беседы мы не смогли найти у Нины Юрьевны
паспорта. Есть только его ксерокопия. У Нины Юрьевны есть взрослые дети, но к
ним за помощью она почему-то не обращается. Мы предложили ей обратиться в районную
администрацию, где есть юрист, который сможет оказать ей помощь. Но у меня создалось
впечатление, что она уже и сама не рада такому вниманию…

Комментарий

Необходимы документы, подтверждающие право собственности

Дмитрий Волнухин, юрист:

— Для того, чтобы проводить в доме реконструкцию, в том числе, чтобы подключить
электричество, необходимо иметь документы, подтверждающие право собственности
или право распоряжения этим недвижимым имуществом. Одним из законных способов
получения права собственности является приобретение исходя из длительности
владения с применением срока приобретательной давности. В соответствии со
статьей 234 ГК РФ, гражданин, не являющийся собственником имущества, но
добросовестно, открыто и непрерывно владеющий как своим собственным
недвижимым имуществом в течение 15 лет либо иным имуществом в течение
5 лет, приобретает право собственности на него.

При цене иска свыше 50 тысяч рублей требования о признании права собственности
по приобретательной давности подсудны районному суду, при цене иска до 50 тысяч
— мировому судье по месту нахождения имущества. Госпошлина оплачивается исходя
из цены иска по документам БТИ. Если постройка является самовольной, то в силу
статьи 222 ГК РФ право собственности на нее также может быть признано судом.

Но для этого необходимо, чтобы на день обращения в суд постройка соответствовала
установленным требованиям, а сохранение постройки не нарушало права и охраняемые
законом интересы других лиц и не создавало угрозу жизни и здоровью граждан.
А у лица, осуществившего постройку, должны быть права, допускающие
строительство этого объекта на данном земельном участке.

Выгода муниципалитета в случае удовлетворения иска состоит не только в решении
проблемы, но и в получении права на зачисление в муниципальный бюджет налога за
пользование земельным участком, на котором расположен дом.

Источник материала: «Российская газета«.

Читайте нас в  Яндекс Новостях  Google News  Seldon News

Новости Островского
В Островском районе пенсионерка доживает свой век без света и отопления
В Островском задержан 21-летний молодой человек управлявший мопедом в состоянии опьянения